СВОБОДА ПЕРЕДВИЖЕНИЯ, СВОБОДА ОБЪЕДИНЕНИЯ И МИРНЫХ СОБРАНИЙ

Варшава, 2006-10-10

 

В Туркменистане передвижение людей ограничено настолько, что страна, начиная  с 1994 года,  фактически живет в ситуации необъявленного чрезвычайного положения. Трудности, которые сопровождают любого туркменистанца, когда тот едет из одной области в другую в пределах страны, сопоставимы с организационными трудностями, испытываемыми жителями европейского сообщества, когда те покидают пределы европейского сообщества. При этом полиция другого государства не может вести себя грубо по отношению гражданина Евросоюза, а по отношению к гражданину Туркменистана собственная полиция может позволить себе все, что угодно, вплоть до незаконного лишения свободы на неопределенное время. Так как для задержания людей в этой стране не требуется решения суда. Данное обстоятельство обуславливает ежедневный произвол правоохранительных органов над гражданами страны,  открывая    широкие возможности для осуществления террора над ними;  позволяет подвергать граждан своей же страны ежедневным поборам. В итоге банальная (казалось бы) поездка из одной области в другую для гражданина Туркменистана становится хождением по мукам.

А для того, чтобы получить доступ к интернету, жителю Туркменистана приходится давать подписку МНБ (бывший КГБ) о том, что не будет посещать неразрешенные сайты. В число неразрешенных сайтов входят все интернет-издания и представленные в интернете массмедиа мира,  в том числе и оппозиционные туркменские сайты.

Выражение все относительно нашло грустное подтверждение и в нашей жизни.  Туркменским женщинам, которые выходят замуж за граждан соседнего Узбекистана, кажется, что они наконец-то избавились от тирании. У тех женщин, которые выходят замуж за иранцев и оказываются в клерикальном Иране, от уровня гражданских свобод в этой стране кружится голова. А туркменистанцы, которые выехали на жительство в Казахстан или Кыргызстан считают, что им очень повезло ведь они фактически оказались чуть ли не на Западе!

В Туркменистане запрещено вести оппозиционную или правозащитную деятельность, поэтому нет ни одной зарегистрированной оппозиционной политической партии или движения, а также легальной правозащитной организации. В тюрьмах Туркменистана полно политзаключенных, их сотни, если не тысячи. Но там, где у людей нет гражданских и политических прав, у них также не может  быть и права называться политзаключенными. В этой стране инакомыслящих сажают якобы за торговлю наркотиками; правозащитников якобы за хранение оружия и боеприпасов, а немощных стариков и старух за злостное сопротивление властям.

То, что в большинстве постсоветских стран отменена смертная казнь, не должно вводить в заблуждение международную общественность. В этих странах взята на вооружение внесудебная казнь инакомыслящих и  критиков режима, казнь, которая осуществляется как представителями правоохранительных органов, так и прогосударственными радикальными воинствующими группировками. Последние  подчас  оказываются тесно связанными с обыкновенным криминалом. Пример тому мученическая смерть в тюрьме туркменской правозащитницы Огульсапар Мурадовой и убийство средь бела дня российской журналистки Анны Политковской.

В большинстве постсоветских стран сложилась в данном отношении достаточно тревожная ситуация. Эту негативную тенденцию может остановить лишь объединенное усилие Международных правозащитных и авторитетных Международных организаций, таких  как ООН и ОБСЕ, а также твердая позиция руководителей ведущих демократических стран мира.

Ак Вельсапар, писатель
Туркменистан